Навигационная цепочка

Дмитрий Пожарский и Кузьма Минин. Работы художника Л. П. Столыгво. 1949 год
Дмитрий Пожарский и Кузьма Минин. Работы художника Л. П. Столыгво. 1949 год

Смутное время — эпоха социального, политического, экономического, династического и духовного кризиса. Она сама по себе сложна и запутанна, говорит историк Владимир Сидоров. Еще большую путаницу добавляют всевозможные заблуждения про гибель и спасение России.

Миф 1

Смута началась из-за убийства царевича Дмитрия, потому что на нем пресеклась династия Рюриковичей.

На самом деле Смута началась из-за совпадения (а есть вариант, что из-за намеренной координации) нескольких причин. Смерть малолетнего царевича Дмитрия в Угличе в 1591 году никак не намекала на пресечение династии Рюриковичей. На престоле в тот момент находился самый что ни на есть Рюрикович — царь Федор Иоаннович, сын Ивана Грозного. И правил он (при участии Бориса Годунова) до 1598 года. Еще семь лет после смерти Дмитрия. А вот уже другие обстоятельства напрямую относятся к началу Смутного времени.

Федор так и не успел обзавестись наследником. По династическим понятиям того времени царский трон мог передаваться лишь по мужской линии, а у Федора из детей была только дочь, которая умерла в детстве. Но если бы и выжила — женщина могла оказаться на троне лишь в качестве исключения, когда не оставалось никаких наследников мужского пола: ни братьев, ни дядей, ни даже шурина. А вот шурин как раз и был — Борис Годунов.

Царем Федор, по признанию современников и позднейших исследователей, был не лучшим. Большинство государственных дел в его правлении связано с Годуновым, который, по сути, и был правителем при номинальном Федоре.

Однако со смертью Федора Иоанновича, которая пресекла династию Рюриковичей, Смута… так и не началась. На трон (легитимно, по решению Земского собора) взошел Борис Годунов. Потому что, вопервых, был шурином предыдущего царя, а во-вторых — имел опыт государственных дел. А вот когда пресеклась убийством династия Годунова — тогда и покатилась Русь в пропасть Смуты…

Миф 2

В приходе Лжедмитрия I и начале Смуты виноват сам Годунов, не справившийся с голодом 1601–1603 годов.

На самом деле это первое попавшееся объяснение. Именно так объясняли свои притязания на трон те, кто был виноват в пресечении династии Годуновых. Фактически Борис Годунов столкнулся с крайней степенью противодействия самоличного и удельного боярства. Именно боярство, владетельное, амбициозное, стало причиной краха страны, начала гражданской войны и интервенции от враждебных соседей.

Вокруг престола в Москве и в палатах Новгорода копошился дикий клубок из интриг и предательства. Многие новгородские бояре хотели отделить Новгород от Руси и либо стать вольным ганзейским городом, либо перейти в протекторат Швеции или Речи Посполитой, то есть прямо предавали интересы государства. С этим боролся еще Иван Грозный (знаменитый Новгородский погром был как раз по этому поводу), но предательские настроения у части новгородской элиты сохранялись и при Годунове.

А «на Москве» и в западных уездах страны владетельные бояре мечтали о вседозволенности по типу польских магнатов, которым даже сам король был не указ.

Очень не вовремя для страны и Годунова в 1600 году случилось мощное извержение вулкана в Перу, усугубившее явления Малого ледникового периода — три года подряд, с 1601 по 1603-й, лето было настолько дождливым и холодным, что поля и огороды не давали урожая. В стране начался голод.

Правительство Годунова имело запасы хлеба на чрезвычайный случай, но их хватило только на первый голодный год. А вот зажиточные бояре прятали свои запасы даже от собственных крепостных. Причем, отказываясь кормить своих крепостных, они не отказывались от прав на них. Бояре соглашались продавать хлеб, но заламывали непомерные цены.

Годунов приказал не завышать цен, однако торговцы игнорировали царский указ. Хотя хлеба у них, даже по свидетельствам иностранных путешественников и послов, было немало. Вот тут-то неожиданно и начали распространяться слухи о «чудесном спасении» и скором приходе «настоящего» царя Дмитрия.

Миф 3

Лжедмитрий I — авантюрист, лично заваривший кашу с самозванством.

На самом деле есть серьезные основания полагать, что вся история с Лжедмитрием была хорошо и четко продумана и подготовлена.

Давайте трезво оценим ситуацию. Непрерывный подогрев интереса к этой теме очень напоминает то, что мы сейчас называем пропагандой, информационной подготовкой мероприятия. Большинство исследователей сходятся во мнении, что Лжедмитрий был подготовлен на роль «царевича». А при сопоставлении событий, о которых мы говорили выше и будем говорить ниже, рисуется картина масштабного заговора против Годуновых. И даже отсутствие природных бедствий не остановило бы появления Лжедмитрия.

Миф 4

За царевича Дмитрия выдавал себя беглый монах Чудова монастыря Григорий Отрепьев, взошедший на русский престол под именем Дмитрия I.

На самом деле — это главная загадка, кем был Лжедмитрий. Существующие версии — домыслы историков. И у меня есть большие сомнения, что это был Григорий Отрепьев.

Отрепьева хорошо знали в Москве, он был связан с Михаилом Никитичем Романовым, дядей будущего первого царя династии Романовых. Романовы находились в оппозиции к Годунову и имели связи с поляками (во время захвата Москвы они сотрудничали с ними и находились в Кремле).

В разгар репрессий против Романовых Отрепьеву помогли бежать из «придворного» монастыря и уйти в Польшу. Приказ на арест был отдан дьяку (по-нашему — чиновнику) Смирнову-Васильеву, который по просьбе дьяка Семена Ефимьева повременил с арестом, а потом предпочел и вообще забыть о нем.

Меж тем получивший предупреждение монах бежит в Галич, потом в Муром и в Борисоглебский монастырь. Похоже на обход сторонников.

В монастыре Отрепьев получает лошадь от самого настоятеля и уезжает через Москву в Польшу. Монастыри в то время были крупнейшими торговцами хлебом. Надо ли объяснять их отношение к попыткам Годунова контролировать цены на хлеб? Вызывает вопросы и проезд Отрепьева, за которым охотятся, через столицу. Видно, были у него дела в Москве. Все это похоже на действия агента при проведении оперативных мероприятий.

Как я говорил, Отрепьева знали в Москве, он был бы разоблачен, если бы играл роль царевича, а вот в роли агента влияния он вполне уместен.

Оказавшись в Польше, Отрепьев, думаю, нашел подходящего кандидата и сделал его «спасшимся царевичем», внушив соответствующие мысли. Этим объясняется, что Лжедмитрий I искренне считал себя сыном Грозного и пытался вести независимую политику в отношении своих спонсоров-поляков.

Миф 5

Стране пришлось пережить трех Лжедмитриев, упоминаемых по порядковым номерам.

На самом деле за Смуту в России объявилось несколько десятков Лжедмитриев, но большинство заканчивали «карьеру», не успев отметиться в истории. Их ловили вскоре после того, как они «объявлялись», и либо казнили, либо насильно постригали в монахи.

Так называемых «официальных» Лжедмитриев в учебниках насчитывается четыре. Но между первым и вторым был еще «промежуточный», которым, скорее всего, был Михаил Молчанов, сторонник Лжедмитрия I, бежавший из Москвы во время расправы с самозванцем. Поняв опасность роли «чудесно спасшегося царевича», Молчанов от нее отказался и стал действовать под своим именем. Таким образом, одних только отметившихся в истории Лжедмитриев насчитывается пять штук.

А еще по стране за два десятка лет успели побродить различные самозванцы, называвшиеся сыновьями и Грозного, и Бориса Годунова, и Федора Годунова. Фантазия на имена у них была хорошая — в приказах о поимке значатся, в частности, лжецаревичи Федор, Август, Лаврентий, Мартын, Клементий, Ерошка, Гаврилка. Даже «официальным» Лжедмитриям приходилось рассылать грамоты против других самозванцев.

СПРАВКА

С освобождением Москвы от поляков Смутное время не закончилось. Гражданская война плавно переросла в войну против иностранных интервентов — шведов и польско-литовских отрядов.

Прямым и непосредственным продолжением Смутного времени стали Русско-шведская (1610–1617) и Русско-польская (1609–1618) войны. Серьезные сражения с разорением окружающих земель шли и на севере, и на западе страны, а также и в центре, вокруг Москвы.

Последней вспышкой Смутного времени принято считать осаду Москвы польско-литовско-казачьей армией в 1618 году. Руководили ей от поляков — король Владислав Ваза, от литовцев — гетман Ян Ходкевич, а от бандитствовавших запорожцев — атаман Петр Сагайдачный. Осада была неудачной, Москва выстояла, и Речи Посполитой, как звался союз Польши и Литвы, пришлось заключить с Москвой мир.

ПРЯМАЯ РЕЧЬ

Станислав Лавров, учитель истории школы № 1512:

– 4 ноября отмечается как День народного единства — в память о взятии Москвы народным ополчением во главе с Кузьмой Мининым и Дмитрием Пожарским. Раньше праздником было 7 ноября — годовщина Великой Октябрьской социалистической революции.

Я как историк вижу в этом преемственность. Мы находимся в стадии перехода, поэтому некоторое недовольство старшего поколения имеет место быть. Но практика укрепляется и постепенно превращается в традицию.

День народного единства — праздник борьбы с внешними захватчиками, объединения народа. 1 ноября 1612 года народное ополчение под предводительством Минина и Пожарского штурмом взяло Китайгород, гарнизон Речи Посполитой отступил в Кремль. Князь Пожарский вступил в Китай-город с Казанской иконой Божией Матери. 2 нояб ря командование гарнизона интервентов подписало капитуляцию, выпустив из Кремля московских бояр и других знатных лиц. На следующий день гарнизон сдался. Русь освободилась от интервентов.

Учитывая современную международную ситуацию, праздник актуальный. Он символизирует единение русского народа перед общим врагом.

ИНФОГРАФИКА

Метки

Читайте также