Навигационная цепочка

Портрет баснописца И.А. Крылова, 1839. Не окончен. Холст, масло. Государственная Третьяковская галерея
Портрет баснописца И.А. Крылова, 1839. Не окончен. Холст, масло. Государственная Третьяковская галерея

Рука Ивана Андреевича Крылова, чей 250-летний юбилей мы отмечаем 13 февраля, тянулась к перу неудержимо. Он был рожден, чтобы писать, только долго не мог понять, что именно.

К 20 годам Крылов насочинял множество всяких стихов, трагедию, несколько комедий и даже оперное либретто. А еще молодой человек издавал сатирический журнал, наполненный собственными сочинениями, порой острыми и язвительными, но художественно откровенно слабыми. Сегодня такую бешеную активность начинающих авторов называют графоманией. Лишь в 1805 году Крылов нащупал собственный путь. Прочитав его переводы с французского двух басен Лафонтена, поэт Дмитриев сразу вынес вердикт: «Это истинный ваш род; наконец вы нашли его».

Вкус не подвел Дмитриева. Крылов вошел в русскую литературу как непревзойденный баснописец. Всего он написал 236 басен, которые составили девять сборников. Главные их герои — звери, но в иносказательной форме Крылов описал, кажется, все людские пороки: алчность и лицемерие, невежество и скупость, лень и хвастовство, самовлюбленность и эгоизм. Навсегда отбросив юношеский романтизм, Крылов с сарказмом представляет сценки из жизни, счастливо избегая прямого обличения и скучных нравоучений. Пессимистический взгляд пожившего и многое повидавшего человека стал его фирменным стилем.

Надо заметить, что, высоко ставя своих великих предшественников-баснописцев, Иван Андреевич не только переводил их на русский язык, но и не гнушался заимствовать сюжеты. Порой — вообще ничего не меняя. Так, например, признанные крыловские шедевры «Лисица и виноград» и «Волк и ягненок» фактически представляют собой переводы древнегреческого классика Эзопа. А басню про хитрую лису, бессовестной лестью выманившую у вороны кусок сыра, за две без малого тысячи лет до Ивана Андреевича написал Федр. И таких неоригинальных, скажем так, сочинений у Крылова предостаточно.

Впрочем, впоследствии и его самого изрядно пощипали плагиаторы — особенно постарался Леонид Глебов, переведший басни Крылова на украинский язык и печатавший их как собственные. Правда, многие считают, что тут нет особого криминала. Мол, оригинальных сюжетов не так много, поэтому Федр подражал Эзопу, Лафонтен — им обоим, а Крылов творчески осмысливал наследие всей великой троицы баснописцев. Важно, что даже чужой сюжет Крылов отделывал мастерски и на совесть.

Его рукописи свидетельствуют, что каждую басню он переписывал десятки раз, текст шлифовал бесконечно, стремясь ко все большей выразительности и максимальной краткости. И это принесло плоды: очень многие выражения из басен Ивана Андреевича стали пословицами, навсегда войдя в русский язык.

Белинский писал: «Басни Крылова будут читаться до тех пор, пока русское слово не перестанет быть живою речью живого народа». Пережили они и автора, да и сам жанр басни. Ведь сегодня басни почти не пишут — просто потому, что отпала необходимость обрекать свободную мысль в иносказательные одежды.

Метки

Читайте также